Николай Васильев – архитектор по наследству

Историк архитектуры Николай Васильев живет в Северном округе с самого рождения и знает его так хорошо, как может знать экскурсовод, рассказывающий о целых кварталах, фотограф исторических зданий-памятников и человек, чья семья уже четыре поколения тесно связана с архитектурой.

Сегодня Николай водит пешие экскурсии по округу, а в детстве ходил пешком по любимой патриархальной застройке между Соколом и Войковской, где места так не похожи на кварталы мегаполиса. Здесь жили его друзья, а с недавних пор он сам переехал сюда в дедушкину квартиру в Факультетском переулке. «Мне еще в детстве нравилась улица Космонавта Волкова, особенно меня интересовал ее масштаб, – широко разводит руки Николай. – Здесь тогда не было больших строек. Мы жили у платформы Ленинградская в обычном панельном доме позднебрежневской постройки. А когда переходили железную дорогу, отправляясь в гости к деду, попадали в совершенно другой квартал, где все было иначе. Там стояла моя школа, на переменах мы бегали мимо поселка Сокол, а прямо из окон кабинетов были видны яблони. На этих зеленых уютных улочках с трамваями не было ощущения, что находишься в тесном пыльном городе».

Первым связать жизнь с архитектурой в семье Николая Васильева решил его прадед, известный советский архитектор и реставратор Николай Виноградов. Еще до Первой русской революции он приехал в Москву из Орловской губернии, поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В молодости Николай Виноградов был бунтарем: в 1905 году его задержали как одного из организаторов студенческого движения партии анархистов. В семье сохранился его дневник, который прадед витиеватым бисерным почерком писал в Бутырской тюрьме – теперь Николай помогает матери расшифровывать его и готовить записи к публикации по частям. В начале Первой мировой войны Николай Виноградов был на фронте, там начал фотографировать памятники старины. А еще он был страстным коллекционером, любил собирать и предметы, и моменты. Возможно, эта любовь передалась его правнуку.

В войну прадед Николая Васильева – Николай Виноградов – реставрировал Троице-Сергиеву лавру, а потом вместе со Щусевым основал музей архитектуры

«После революции прадед занимался установкой новых советских памятников, затем вместе со Щусевым участвовал в проектировании Москвы для генерального плана «Новая Москва» 1918–1923 годов, – рассказывает Николай Васильев. – Вместе с Аполлинарием Васнецовым, Игорем Грабарем, Дмитрием Суховым и другими занимался обследованием старой застройки, руководил восстановлением крупных исторических зданий: Китайгородской стены, Красных ворот, Сухаревой башни, Триумфальной арки, грота и ограды Александровского сада, части Кремлевских башен. Жаль, что многие объекты в итоге все же снесли. В войну прадед реставрировал Троице-Сергиеву лавру, а потом вместе со Щусевым основал музей архитектуры».

Бабушка, Нина Виноградова, окончила МАРХИ перед Великой Отечественной и чудом не попала на фронт, хотя была записана в санитарки. «Всю войну она занималась маскировкой Москвы, – говорит Николай, – красила крыши стратегических зданий, чтобы они были похожи на леса, деревни или поля. А после Победы проектировала пионерские лагеря». Нина Николаевна вышла замуж за Бориса Овсянникова, профессора Авиационного института, который разрабатывал авиационные жидкостные двигатели, преподавал в МАИ. В 1954 году семья поселилась в двух комнатах коммунальной квартиры в Факультетском переулке. «Дед тогда ездил на работу на велосипеде, – вспоминает Николай, – он рассказывал, что метро «Сокол», которое тогда находилось на рабочей окраине севера Москвы, было настолько перегружено, что вход в него охраняла конная милиция». Именно дед оставил Николаю множество воспоминаний о районе, которыми он теперь делится на своих экскурсиях. Мать Николая, Елена Овсянникова, архитектуровед, историк архитектуры, тоже окончила МАРХИ, написала диссертацию по деятельности своего деда Николая Виноградова. Многие годы преподавала на кафедре советской архитектуры, сейчас читает курс по архитектуре конца XIX – начала XX веков.

Александр Васильев: Отдельный пласт русской архитектуры до периода Хрущева с его отменой излишеств представляет большую ценность, в западных странах в 40-е годы, например, не было такой яркой застройки, как у нас

«Нас, детей, мама часто брала на экскурсии для иностранцев, но до конца школы я и не думал об архитектуре как о профессии, – вспоминает Николай. – Я не очень хорошо рисовал да и хотел как-то увильнуть с этих очевидных рельсов». Но незадолго до выпускного бала он все-таки решил пойти на подготовительные курсы Архитектурного, однако скоро понял, что не потянет черчение, а времени готовиться еще год, как сделала его сестра Ольга, тоже окончившая МАРХИ, не было. И Николай поступил в Строгановку на отделение истории теории искусства, где со второго курса занимался архитектурой. На пятом курсе уже работал в проектной лаборатории архитектурного института. «Меня всегда занимала не столько теоретическая сторона и проекты, сколько то, как это в реальности построено, – говорит Николай Васильев. – Люблю искать ответ на вопрос, почему здания дошли до нас именно такими, почему выглядят именно так, а не иначе». Вместе с коллегами Николай Васильев обследовал застройку 20-х годов, выпустил книгу «Архитектура Москвы 20-х – начала 30-х. Справочник-путеводитель». В этом году планируется ее переиздание. Другой труд Николая, где соавтором выступила его мама Елена Овсянникова, – трехтомник «Архитектура Москвы. Период НЭПа и пятилетки», включивший в себя больше культурно-исторического контекста и 12 маршрутов с прогулками. Он вышел в 2013-м. Автор говорит, что сейчас работает над четвертым томом, в который планирует включить два маршрута на севере, не вошедших в трехтомную редакцию путеводителя. Кроме того, Николай, как и прадед, увлекается архитектурной фотографией, пишет статьи по истории архитектуры и занимается общественной деятельностью, связанной с охраной зданий – исторических памятников. Вместе с коллегами из МАРХИ участвовал в крупной программе по изучению и пропаганде сохранения наследия русской архитектуры 20–30-х годов, которую проводит римский университет LaSapienza.

Первую экскурсию Николай провел в 2008 году по своей главной специализации – довоенной архитектуре

«В развитых странах архитекторы часто выступают консультантами при различных ведомствах, а у нас основная проблема – объяснить и различным инстанциям и рядовым жителям, в чем ценность того или иного здания, – говорит Николай Васильев. – Отдельный пласт русской архитектуры до периода Хрущева с его отменой излишеств представляет большую ценность, в западных странах в 40-е годы, например, не было такой яркой застройки, как у нас. Приходится писать скучные заявки, просматривать сотни документов, но это благодарная работа». Например, не так давно, когда поднялась проблема отчуждения земель Тимирязевской академии, выяснилось, что ее корпуса, построенные в XX веке, в том числе и несколько дореволюционных, никак не охраняются. Удивились и сами сотрудники академии, и люди, которые собирали подписи. Сейчас Николай и его коллеги формируют пакет архивных материалов, чтобы добиться охранного статуса для зданий. Первую экскурсию Николай провел по Шаболовке в День музеев в 2008 году по своей главной специализации – довоенной архитектуре. Сегодня водит группы почти по всей Москве. В Северном округе у него две экскурсионные программы, организованные вместе с галереей «Ковчег»: «Другая Тимирязевская», охватывающая территорию между станциями метро «Дмитровская» и «Петровско-Разумовская», и маршрут в районе студгородка ТСХА. Николай Васильев надеется, что скоро появится и третья, объединяющая Сокол, Войковскую и Тушино, где тоже много довоенной архитектуры. «Мне очень интересно встречать на экскурсиях местных жителей, они рассказывают истории, которые нигде не прочитаешь, – говорит экскурсовод. – Были случаи, когда люди после прогулки приглашали меня к себе, чтобы что-то показать или рассказать. Только так узнаешь важные мелочи, которые могут пригодиться при строительстве или реставрации».

Юлия ВАНИНА

Похожее